японские военнопленные в чите

meizu pro 7 1 Мобильные и смартфоны

Японский камень.4683

e9f82c2d0fc59e3f673e27566c2f38ab

Рейтинг: +3

Просмотров: 2159

Японские военнопленные на Забайкальской земле
Геннадий Жеребцов
(Места их дислокации)

К нам в гости все чаще приезжают японские делегации и непременно интересуются судьбой своих соотечественников бывших военнопленных, которых содержали в лагерях на территории Забайкалья после Второй Мировой войны. А что знаем мы об этой проблеме?

В Могочинском районе располагался лагерь № 6 с отделениями в Давенде, Богузее и других поселках.

В Чернышевском районе дислоцировался лагерь № 23 с двумя отделениями в Букачаче.

Наиболее раскиданная система отделений была в лагере № 24. Их насчитывалось около двадцати в Чите и её пригороде Кадале, на станции Новая и в селе Верх-Нарым Читинского района, в посёлке Дарасун и в селе Большом Туринском Карымского района. Отделения этого лагеря японских военнопленных располагались также на рудниках Калангуй, Белуха и Букука Оловяннинского района, Хапчеранга, Мордой и Бырца Кыринского района, в поселке Кокуй Сретенского района и в Бурят-Монгольском конном заводе Агинского округа.

Лагерь № 25 имел отделения в Вершине Шахтамы Шелопугинского района, Вершине Дарасуна нынешнего Тунгокоченского района, в Холбоне Шилкинского района и в Балее.

Западные районы области (Улётовский, Хилокский и Петровск-Забайкальский) были охвачены сетью отделений лагеря военнопленных № 52. Они размещались в Дровяной, Татаурове, Шебартуе, Хушенге, Гореке, Бударе, Буртуе, Ново-Тарбагатае, Хохотуе, Черёмушках и Петровске-Забайкальском.

Во всех перечисленных лагерях содержали только солдат бывшей Квантунской армии (рядовые, сержанты, старшины, унтер-офицеры и вольнонаемный состав). Использовались они в основном на работах в горнорудной и лесозаготовительной промышленности.

Источник

Японские военнопленные в чите

С. В. Карасев
Иркутский государственный технический университет

ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В ЧИТИНСКОЙ ОБЛАСТИ (1945-1949 гг.).

Двадцатый век в советско- и российско-японских отношениях был временем и прямой конфронтации, и недоверия, и относительного «потепления». Особое место в этих отношениях принадлежит Сибири. Наиболее драматическими для ее жителей стали события, связанные с отправкой японских войск в этот регион страны. Выступив в поддержку белого движения, Япония имела далеко идущие планы относительно дальневосточных и сибирских территорий России, и в частности Забайкалья.

Советский Союз ответственность за прохладные отношения с Японией постоянно возлагал на эту страну. Образ Японии как врага, возникший после русско-японской войны 1905г., событий у озера Хасан в 1938 г. и на реке Халхин-Гол в 1939 г., был закономерен и основывался на враждебных отношениях Японии к нашей стране.

Понятно, что, оставаясь в прошлом как исторические факты, такие события долгие годы живут в памяти народа. Может быть, и поэтому глубокие перемены в политической и общественной жизни, общественном сознании Японии, происшедшие в послевоенный период под воздействием мировой и японской демократической общественности, не способствовали, за исключением отдельных моментов послевоенной истории, укреплению российско-японского добрососедства.

После Великой Отечественной войны в Советском Союзе сложилась разветвленная система лагерей для военнопленных и интернированных, захваченных в результате боевых действий и вывезенных с территории Германии после ее капитуляции и Маньчжурии после разгрома Квантунской армии. В 1946 г. военнопленные и интернированные содержались в 267 лагерях с 2112 лагерными отделениями, в 392 рабочих батальонах и 178 специальных госпиталях, расположенных практически во всех союзных республиках СССР2. Военнопленные в СССР содержались не только в лагерях МВД для военнопленных, часть по решению правительства использовалась на строительных объектах и хозяйственных работах НКО-МВС СССР в составе отдельных рабочих батальонов численностью по 500-1000 чел.

В итоговой сводке Совинформбюро от 12 сентября 1945 г. было сообщено, что общее число плененных советскими войсками военнослужащих японо-маньчжурской группировки составляет 594 тыс. чел3.

В СССР считалось, что после того, как 20 июля 1956 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии японских граждан, осужденных в Советском Союзе», в соответствии с которым предписывалось освободить из мест заключения всех осужденных японских граждан и разрешить всем освобожденным возвратиться на родину, проблема японских военнопленных была решена. Да и не стояла эта проблема перед Советским Союзом как таковая. СССР как страна-победитель считал себя вправе поступать с военнопленными по своему усмотрению, не учитывая мнения других государств.

История пребывания японских военнопленных в Советском Союзе является частью истории карательной системы, которая сложилась в стране к 1945 г. Она является продолжением политики СССР, проводимой через Гулаг, который «подмял под себя» все слои советского общества4.

Во время визита в Японию президента СССР М.С. Горбачева весной 1991 г. вопрос, связанный с бывшими японскими военнопленными, был озвучен советской делегацией. Японской стороне была предоставлена часть списков умерших и выражено сожаление по поводу их гибели.

В октябре 1993 г. уже президент России Б.Н. Ельцин принес глубокие извинения за ту историческую несправедливость, которая была допущена сталинским режимом в отношении японских военнопленных, содержавшихся после окончания Второй мировой войны в лагерях на территории СССР5.

Данные, которые имеются в Японии по этому вопросу, носят, в основном, описательный характер. Как правило, это воспоминания бывших военнопленных, и поэтому подход к проблеме имеет субъективный характер. Начавшиеся в России в 1990-е гг. преобразования позволили приоткрыть занавес и над этой, до недавнего времени «запретной» темой.

Что касается Японии, то там проблема японского плена давно и прочно вошла в сознание сотен тысяч японцев, поскольку кровно затрагивает их жизни и судьбы. Не случайно поэтому в японской прессе выходило большое количество газетных и журнальных статей, популярных книг о плене, написанных бывшими заключенными советских лагерей, мемуарных записок и т.д. Однако в этой литературе приводятся различные данные и неоднозначные оценки тех лет. По мнению японских ученых-историков, затрагивавших этот вопрос на российско-японских встречах, в Японии пока нет научных исследований по проблеме военнопленных. Работа японских историков в этом направлении только начинается.

Сегодня в Стране восходящего солнца проживает около 200 тыс. бывших узников советских лагерей. В отличие от США, Великобритании, Франции и других стран, Советский Союз репатриировал основную массу военнопленных не сразу после войны, а лишь к 1950 г.

Трагедия узников советского плена состоит в том, что большинство из них до сих пор испытывают определенные материальные затруднения и моральную ущемленность. Дело в том, что японское правительство не признает статуса бывших военнопленных и не выплачивает им пенсий, которые получают бывшие заключенные американских, английских, новозеландских и других лагерей. Министерство финансов Японии объясняет свою позицию отсутствием документов, удостоверяющих пребывание японцев в советском плену. Даже в принятом летом 1990 г. решении японского правительства о предоставлении льгот ветеранам Второй мировой войны было оговорено, что из этого понятия исключаются лица, подвергшиеся сибирскому интернированию7.

С 1992 г., возмещая старые долги бывшего СССР по международным обязательствам, российские власти начали выдавать справки о труде бывшим японским солдатам и офицерам, находившимся в плену в Советском Союзе. В 1993 г. Государственным архивом Российской Федерации совместно с МИД России было выдано около 30 тыс. таких справок8.

Однако японские власти даже в этом случае не торопятся дать пенсии своим соотечественникам, ссылаясь на то, что за сроком давности вопрос о компенсации сегодня рассматривать нецелесообразно9.

Причина, похоже, в другом. Как предположил проф.

С. Кузнецов (Иркутский государственный университет), в Японии до сих пор не снята подозрительность и настороженность к тем, кто побывал в советском плену. Ведь многие из бывших японских военнопленных столкнулись с дискриминацией при найме на работу, хотя сегодня немало и таких, кто продолжает трудиться, многие преуспели в бизнесе, другие стали известными политиками, общественными деятелями.

Не слишком велика сумма компенсации за труд. Как признавал президент Всеяпонской ассоциации бывших военнопленных Японии Сайто Рокуро, он за пять лет плена может рассчитывать на 4700 руб.10.

В последние годы в результате рассекречивания многих ранее закрытых фондов центральных и местных государственных и ведомственных архивов у российских исследователей появилась возможность объективно и с достаточной глубиной изучить и проанализировать ранее неизвестные страницы пребывания японских военнопленных на территории Читинской области.

Из-за отдаленности от центральных районов России и тяжелых климатических условий Читинской области пребывание здесь в 1945-1949 гг. десятков тысяч японских военнопленных было очень специфическим.

Вопрос пребывания японских военнослужащих на территории Читинской области практически не изучен. Этот регион страны только упоминается в отдельных работах историков11.

Исследование закрытых прежде проблем способствует упрочнению доверия между Россией и Японией. Знания о последствиях репрессивной политики СССР в период 1945-1956 гг. в отношении японских военнопленных позволит предотвратить ее повторение. Исследование комплекса проблем, связанных с вопросами плена, важно еще и потому, что сами понятия «плен» и «военнопленный», возникшие много лет назад, будут существовать еще длительное время. Войны и вооруженные конфликты на земном шаре (в том числе и на территории России) не прекращаются ни один день, а это значит, что перед государствами неизбежно встанут вопросы, связанные с военнопленными, их положением, обеспечением, репатриацией и т.д.

Sergey.V. Karasev
Irkutsk State Technical University

JAPANESE PRISONERS OF WAR IN THE CHITA REGION

Relations between Russia and Japan have never been steady. There have been both wars and relative warning up. One of the pages, that have been opening for the last decade, is the fate of the Japanese captives who were held captive on the territory of Chita region after August 1945. Among them was a general, the commander of the 3-rd front Yamada Otodzo and a general Urzhin Garmaev buryat by nationality. They had different fates but the history of withstanding of the two political systems and the history of the struggle for power of the two countries unite them.

Источник

Обелиск в память о японских военнопленных находится в плачевном состоянии на окраине Читы

2THCNjPtULv6RXncyAslQZ8k9

«Вечорка» в рамках инспектирования кладбищ в Родительский день не оставила без внимания японское захоронение на окраине Читы. От представшего взору картины главреду «Вечорки» стало стыдно перед жителями страны восходящего солнца, которые перечисляют ассигнования для поддержания памятников установленных в честь их соотечественников, нашедших последний приют на забайкальской земле.

По мнению забайкальского краеведа Александра Лыцуся, на территории города японских захоронений нет. Они были вывезены в 2009 году. Самое крайнее захоронение было на Руднике Кадала, напротив Аэропорта. Там сейчас стоят два памятных знака, один установило правительство Японии, второе – Общество бывших военнопленных. Также есть еще одно старое читинское кладбище в районе юрфака в Чите, где находятся захоронения японцев, умерших от ран в 1920 году во время боев за Читу. Что самое интересное, японцы к этим событиям 1920-х годов относятся очень сдержанно. Если 1945 год – это военнопленные, то 1920-й год – это интервенты. И они по этому поводу стараются ничего не говорить. И еще один памятный знак времен Гражданской войны есть в районе Антипихи.

Также репортерская группа в этот день посетила мемориал жертвам репрессии, установленный в Смоленке. Там тоже корреспондентов постигло разочарование – вся округа в лесу была завалена мусором.

m24EtQrl7XIxVuwoPfLb8iyZe large

Помимо этого в редакцию «Вечорки» обратился житель Читы, который был возмущен состоянием улицы, которая носит имя Героя Советского Союза Виктора Рахова.

— Все это непотребство происходит в тот момент, когда патриоты громко хают проклятых гейропейцев, сносящих наши памятники на своей территории. Чем мы в таком случае лучше их? — задаются вопросом сотрудники народной газеты.

Источник

Японские военнопленные в чите

ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ. Через Заб. с временными остановками на его тер. япон. военнопленные периода Рус.-япон. войны 1904–05 направлялись в с. Медведь Шимского р-на Новгородской обл. Большая часть военнопленных находилась в лагере под Харбином в Маньчжурии. После военного конфликта на р. Халхин-Гол 1939 в Монголии ГУЛАГом НКВД СССР в Нижнеудинске Иркутской обл. подготовлен лагерь на 2 тыс. чел. для Я. в. Однако общее число военнопленных составило немногим более 100 чел., и в соответствии с шифротелеграммой наркома внутренних дел Л.&nbspП. Берии от 30.10.1939 они были переведены в отдельный корпус Чит. тюрьмы. В 1939 в Чит. тюрьме находилось 117 военнопленных японцев. В ходе Сов.-япон. войны 1945 было пленено 640 453 чел., в т. ч. 609 825 японцев. Из этого числа на фронтах умерло 15 986 чел., Правительству Монголии передано 12 318 (из них умерли 2822 чел.). Непосредственно с фронтов переданы и отпущены 64 888 чел. На тер. Сов. Союза мог быть перемещен 547 261 чел. Первоначально в планы Правительства СССР не входило перемещение военнопленных япон. армии и армий ее союзников на тер. Сов. Союза. Позднее это решение было кардинально изменено. Постановлением Гос. Ком. Обороны от 23.8.1945 кол-во военнопленных, перемещаемых на тер. СССР, определялось в 500 тыс. чел. В числе причин, заставивших принять такое решение, стало отсутствие междунар. договоренностей о включении сев. половины о. Хоккайдо в район сдачи япон. вооруженных сил сов. войскам.

На тер. Чит. обл. военнопленные были распределены по следующим лагерям и рабочим батальонам: лагерь № 23 (пгт Букачача Чернышевского р-на) – в 4 лагерных отд-ниях содержалось 4611 чел.; лагерь № 24 (Чита, ул. Ингодинская, 1) – в 34 лагерных отд-ниях 21453 чел.; лагерь № 25 (г. Сретенск) – в 6 лагерных отд-ниях 6807 чел.; лагерь № 52 (Чита) (ликвидирован 6.9.1948) – в 13 лагерных отд-ниях 8710 чел.; лагерь на ст. Сковородино Амурской ж. д. В соответствии с приказом НКВД СССР от 29.9.1945 лагерь № 6 на трассе БАМ – Тында был ликвидирован, а военнопленные переданы в ведение НКВД СССР на другие объекты. Всего содержалось 5900 чел. Таким образом, общая численность военнопленных, в разное время находившихся в чит. лагерях, составляла 47 481 чел. Кроме того, военнопленные содержались в отдельных рабочих батальонах (ОРБ) № 511–513, 515, 516, 518–521. Общее число военнопленных япон. армии и армий ее союзников, прошедших через Чит. обл., составляет ок. 56,5 тыс. чел. В процентном и численном отношении их к общему числу на тер. СССР трудоиспользование выглядело следующим образом (лимит / фактически): Наркомат обороны – 2250 чел. / 1958 (3,5 %); Наркомат черных металлов – 2500 чел. / 3111 (5,5 %); Наркомат судостроения – 1500 чел. / 1499 (2,7 %); Наркомат путей сообщения – 7014 чел. / 5317 (9,4 %); Наркомат гражданского стр-ва – 500 чел. / 500 (0,9 %); Наркомат цветной металлургии – 9100 чел. / 9834 (17,4 %); Наркомат лесной промышленности – 11 тыс. чел. / 9205 (16,3 %); УНКВД – 1 тыс. чел. / 796 (1,4 %); Наркомат угольной промышленности – 13 700 чел. / 13 057 (23,1 %). Около 20 % военнопленных были заняты на других работах. В 1949 последний япон. военнопленный покинул Чит. обл. На ее тер. был похоронен 7831 чел. В Заб. кр. существует 6 охраняемых кладбищ япон. военнопленных: Чита (гражданское кладбище) – захоронения военнопленных 519-го ОРБ, 6-го и 18-го лагерных отд-ний лагеря № 24; Чита (Сухая падь) – захоронения военнопленных 2, 7 и 8-го лагерных отд-ний лагеря № 24; г. Петровск-Забайкальский – захоронения военнопленных 8-го лагерного отд-ния лагеря № 52 и спецгоспиталя № 1484; Кадала (кладбище № 1) – захоронения военнопленных 12-го и 13-го лагерных отд-ний лагеря № 52; Кадала (кладбище № 2) – захоронения военнопленных, находившихся на излечении в центр. лазарете лагеря № 52; Кадала (кладбище № 3) – захоронения военнопленных 4-го и 11-го лагерных отд-ний лагеря № 24. В Чит. обл. за шпионаж было арестовано 118 Я. в. По Указу Президиума ВС СССР от 20.7.1956 «Об амнистии япон. граждан, осужденных в Сов. Союзе» все были освобождены и отправлены на родину. С 1992 Госархив и МИД РФ начали выдачу справок о труде Я. в. В 1993 их было выдано ок. 30 тыс.

Ист.: Архив УФСБ РФ по Заб. кр., д. 222; ГАЗК, ф. П-3, оп. 1, д. 1992; РГВА, ф. 1/п, оп. 01-е, д. 15а, 40; оп. 19т, д. 6.

Источник

Участвовавший в эксгумации глава села не верит в ошибку с останками японских военнопленных

1facea.h1w3fc.4qk.8c.69

Глава села Боржигантай в Забайкальском крае Сергей Бузов, комментируя ИА «Чита.Ру» информацию об ошибочной эксгумации в поселении останков местных жителей вместо японских военнопленных, 30 сентября заявил, что не верит в это.

null

В июле генсекретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга заявил, что вывезенные в 2014 году из села Боржигантай останки не принадлежат японским военнопленным, как они думали изначально. Ошибку выявили благодаря ДНК-тесту. В сентябре японские СМИ поставили под сомнение принадлежность поднятых в Забайкалье останков почти 600 человек. В результате Россия запретила новые раскопки.

«Информация о том, что после войны в селе был лагерь военнопленных, поступила из Японии. Я до этого говорил со стариками, они рассказывали о японских военнопленных. Место захоронения нам показывал один из старожилов, который тогда был ребёнком, но хорошо всё запомнил. На нашем кладбище отдельно стоят бурятские могилы, отдельно русские — у всех отдельные могилы, памятники. И есть ещё пустырь, где и располагалось место захоронения японцев. Там никаких могил не было, тела лежали по три-четыре человека в могиле, без гробов, неровно — скидывали в яму и закапывали», — уточняет Бузов.

По его словам, на поднятии тел в 2014 году, помимо него и японских представителей, также присутствовал патологоанатом из краевого бюро судебно-медицинской экспертизы: «Эксперт говорил по останкам, что захороненные люди были низкого роста — 155-164 сантиметра, имели дистрофические изменения из-за плохого питания, которые характерны для азиатов. Один из скелетов принадлежал японскому офицеру — скелет правильно развит, на ногах берцы, которых у нас тогда не носили».

Глава села готов встретить любую комиссию, которая бы подняла ещё одно тело на этом месте, чтобы перепроверить выводы японской стороны.

Источник

Читайте также:  где починить телефон в перми
Мобилка
Adblock
detector